Хотим пить Россию

Еще года три назад российское вино было мало кому интересно и нужно, - говорит Игорь Ершов. - Сейчас ситуация понемногу меняется. Уже появились люди, которые говорят: «Мы хотим пить только Россию, ничего другого нам надо». И дело здесь не только в патриотизме, благодаря которому вырос спрос и на крымские, и краснодарские вина, но и в качестве нашего белого и красного, которое все-таки растет. Это замечают и заграницей. Например, на выставке в Лондоне российские вина стали получать даже золотые медали. Конечно, пока у нас нет таких громких побед, как были в начале 20 века, когда, например, князь Лев Голицын получил Гран-при на Всемирной выставке в Париже. Тогда его шампанское «Коронационное» было признано лучшим в мире. Это была очень серьезная победа, которую никто из наших пока повторить не может.

Почему качество нашего вина, к которому еще лет 10 назад относились очень снисходительно, за последние годы вдруг стало улучшаться?

10 лет назад у нас и вина-то фактически не было. Восстановление российского виноделия началось только в 2003 году, когда в Краснодарском крае появились новые посадки винограда, начали работать первые серьезные заводы. Виноградная лоза дает урожай только на третий год, а в Европе и вовсе считают, что хороший напиток получается из 15-летних лоз, которых у нас в общем-то еще нет. Затем вино должно простоять 2-3 года в бочке и еще столько же в бутылке. Получается, мы только сейчас стали получать первое качественное российское вино, которое может быть конкурентоспособным с западными образцами.

С какими проблемами сейчас приходится сталкиваться нашим виноделам? 

Одна из главных проблем как раз виноградные лозы. Они у нас либо слишком молодые, либо совсем старые. Например, в Крыму около 90 процентов всех виноградников высажены еще до 1985 года. Ладно, если бы за ними еще правильно ухаживали. Так нет же, в течение 20 с лишним лет в них не вкладывали ни копейки. Лишь приходили и брали, брали. В итоге, лозы за это время полностью исчерпали себя. Поэтому нам сейчас в Крыму надо чуть ли не с нуля высаживать новые виноградники. А потом ждать еще минимум 10 лет нового качественного алкоголя. Еще одна проблема заключается в том, что практически все, что нам необходимо для виноделия — трактора, саженцы, дрожжи, бочки -  мы покупаем заграницей за доллары и евро. А это приводит к тому, что наше вино дорожает вместе с падением курса рубля. 

Подождите, неужели мы даже бочки не можем сделать?

В России есть только одна бондарня на винодельческом имении «Фанагория» в Краснодарском крае. Они делают бочки из старого русского дуба, но обеспечить ими всю страну, конечно, не могут. Да это, наверно, и не надо. Существует несколько распространенных видов дуба, из которых делают бочки,  — американский, французский и наш русский. Если, предположим, 25 процентов вина залить в бочку из американского дуба, еще 25 процентов — во французскую и 50 — в русскую, выдержать, а потом все смешать и разлить по бутылкам, то напиток потом будет интереснее.

Винный обман 

А вообще у нас природно-климатические условия для виноделия, если учесть, что даже в Крыму и Краснодарском крае бывают очень сильные заморозки?

Взрослая лоза может выдержать несколько дней очень сильных заморозков до минус 20 градусов! И ничего с ней не будет. Но по-большому счету в России действительно не так много зон, пригодных для европейского качественного виноделия. Это Краснодарский край, в котором производят порядка 70 процентов нашего вина и Крым, на долю которого приходится еще около 25 процентов. Еще есть Волгоградская и Ростовская области, но  уже зона рискованного виноделия. На зиму там надо лозу закапывать, а весной откапывать, что, во-первых, трудоемко, а во-вторых, очень влияет на себестоимость вина. Казалось бы, хорошая зона — это Ставрополье. Но там сейчас вина фактически не производят. Есть только некие любители, которые экспериментируют, сажают виноградники. Но до магазинов все это пока не доходит.

Выходит, из-за климата себестоимость, скажем, испанского или чилийского вина все равно окажется ниже нашего? А, значит, российский алкоголь дешевым никогда не будет?

У нас не только климат влияет на себестоимость, но еще и дороговизна земли. Например, южный берег Крыма, где стоят роскошные дачи и виллы, самое замечательное место для виноделия. Но вы попробуйте, поставьте там виноградничек. Да это нереально! Есть несколько новороссийских хозяйств, которые не так давно обанкротились именно из-за дорогой земли. Сейчас виноградники там выкорчевывают, а на их месте строят коттеджи. Но не все так плохо: у нас есть и успешные хозяйства, например, в Краснодарском крае, которые все-таки покупают новую землю, высаживают новые лозы. Если же говорить о стоимости российского вина, то нам действительно стоит двигаться в сторону высокого качества, а не дешевизны. Такой путь, например, выбрали австрийцы. Они делают прекрасное вино, 75 процентов которого потребляют именно в Австрии. То есть эти ребята обеспечили себя своим качественным алкоголем. И нам тоже надо к этому идти.

Как мы можем к этому прийти, если многие российские вина  до сих пор делают из зарубежного виноматериала?

Думаю, примерно половина российского вина делается из зарубежного виноматериала. И это действительно большая проблема. Виноматериал (концентрированный виноградный сок или готовое сброженное вино, которое привозят в Россию в огромных цистернах, а здесь уже доводят его до ума. Например, проводят вторичное брожение, и разливают по бутылкам, - Ред.) можно купить, например, в Чили, разлить где-нибудь в Ростовской области, а на бутылке написать «крымское». Фактически это обман потребителя, ведь люди думают, что пьют наше, а это вообще непонятно что. Но никакого наказания за это не предусмотрено. Вот такие у нас до сих пор дыры в законодательстве... При этом, понятно, что привозить виноматериал из-за границы куда выгоднее, а главное дешевле, чем покупать в России землю, пахать ее, сажать лозы, следить за ними. Это очень долгие деньги, ведь первого урожая надо ждать 5-6 лет. Ничего удивительного, что сейчас в нашей стране виноградники занимают всего около 90 тысяч гектар. Для сравнения, в одном Бордо — примерно 120 тысяч!

Наши российские антисанкции не распространяются на зарубежную алкогольную продукцию. Как вы думаете, запрет на ввоз иностранного вина может помочь нашим производителям?

Зарубежный алкоголь запрещать однозначно нельзя. Наши виноделы, как и любые другие, расслабятся без конкурентов. И это негативно скажется на качестве российского вина. 

В Японии любят российский алкоголь  

Наше вино продается заграницей?

В основном, на азиатском рынке. Как ни странно, в Японии очень любят наши краснодарские вина. А еще - в Китае. Одна из российских компаний хочет сейчас выйти и на белорусский рынок.

Получается, в Японии наше вино продается, а в соседних странах СНГ -нет?

Выходит, что так. Здесь есть определенные сложности... Думаю, никому не надо объяснять, почему нашего алкоголя нет на Украине. Насчет представленности российских вин мы не раз разговаривали и с прибалтами. Но пока дело тормозится. Они не хотят завозить и продавать наш алкоголь, даже учитывая огромное количество русскоговорящих людей живущих там. Думаю, дело здесь упирается только в политику. Других объяснений я просто не вижу. Ладно, если бы наше вино было плохим, так ведь оно по соотношению цена-качество уже перегнало, например, Чили. Но это мое мнение. Мне кажется, в перспективе нам все-таки надо пытаться завоевать рынок СНГ, Прибалтику, а потом уже выходить на Запад. Ну и, конечно, не забывать про собственную страну. Думаю, что за 10-15 лет очень серьезной работы мы сможем занять примерно половину рынка России.

Катерина Кузнецова