Лука Марони о российском виноделии: «Единственное, чего вам не хватало — желания»

Евгений Эргардт: Какими вы видите перспективы российского рынка в ближайшие 10-15 лет?

Лука Марони: В целом можно сказать, что перспективы у вас замечательные. К сожалению, фиксируется падение покупательского спроса внутри страны. Но это тоже будет на руку российским производителям, так как вынудит их начать экспортировать и сделает более конкурентоспособными. Безусловно, будет рост спроса на качественные вина, произойдёт перераспределение пропорций между потреблением иностранного и местного вина. Я думаю, что Россия, открыв для себя собственные вина, будет развивать то, что называется «продажей вина так такового». Кроме того, вслед за вином подтянутся и другие сельскохозяйственные продукты. Так случилось с Италией. Это очень интересный эффект, который вовлекает и других производителей: они посмотрят, что виноделы молодцы, делают качественно и начнут стремиться быть не хуже. 

Е.Э.: В каком сейчас положении находится российское виноделие? Когда мы сможем выйти на мировой уровень?

Л.М.: У вас сногсшибательные перспективы, поточу что единственное, чего вам не хватало — это ЖЕЛАНИЯ! Объясню: ваша территория имеет совершенно сказочные условия для выращивания винограда. Видимо, вам не хватало немножко воли, чтобы взять то, что даёт природа, и развивать хорошие вина. Сейчас я вижу ваше желание расти. Я думаю, что в ближайшие 20 лет мы увидим появление тысяч новых вин. Произойдет возрождение территорий, исторически связанных с производством вина, а также безусловно появятся и новые места. Это будет действительно яркий рассвет винной жизни.

Е.Э.: Что потребуется для развития российского виноделия в первую очередь?

Л.М.: Во-первых, поверить в себя, гнать пораженческие мысли о том, что в России не могут делать хорошие вина, как говорится, нет пророка в своём Отечестве. Мне не нравится эта знаменитая фраза, давайте от неё откажемся. Я честно не понимаю, почему вы горды всеми остальными достижениями, а вино как-то обходите стороной. Вы должны побороть это в себе. Знаешь, «национальная гордость и в виноделии»... Безусловно, это должно быть здоровое чувство без перегиба и звёздной болезни, если требуется критика, то по полной программе.

Во-вторых, как я раньше сказал — желание.

Е.Э.: Какой вам представляется винная культура в Санкт-Петербурге? Вы часто бываете у нас в гостях, и вам виднее со стороны наша ситуация

Л.М.: Люди, с которыми я встречаюсь здесь, либо посещают курсы сомелье, либо уже работают сомелье в ресторане, либо занимаются дистрибуцией вина. И у этих людей такой культ обожания вина. Ведь вино — продукт, с одной стороны, очень романтичный, с другой, очень страстный. Он затрагивает те самые, нужные фибры русской души. Если смотреть на картинку в целом, я вижу, как в последнее время появляется желание разбираться в вине: люди посещают винные бары, в бутиках у сомелье интересуются ассортиментом, стараются подобрать для себя действительно то вино, которое доставит удовольствие. Могу сказать, мне нравится эта тенденция. Но меня потрясает, что вы до сих пор не можете поверить, что Россия может стать производителем хороших вин. Хотя в Чили лет 20 назад тоже никто не верил, не мог вообразить себе, что они начнут делать такие замечательные, великолепные вина. Но при этом посмотрите, где Чили и Россия. Чили — с маленькими возможностями, и Россия — большая и мощная. 

Е.Э.: Есть мнение, что Вам удалось раскрыть химическую формулу идеального вина. Можете ей поделиться? 

Л.М.: В какой-то степени можно так утверждать. Чтобы вино понравилось органам чувств всех, кто его пробует, состав вина с аналитической точки зрения должен быть совершенным, как и плод, от которого он берет свою жизнь — виноград. Во-первых, оно должно быть консистентным, сбалансированным и целостным, иными словами — богатым экстрактами, с гармоничным вкусом, в котором уравновешены сладость, кислота и танинность. Во-вторых, оно не должно болеть — не должно иметь серных, уксусных, выдохшихся, молочных и деревянных (древесных?) нот. И главное — должно быть неокисленным. Если нет энологических пороков, то вино можно назвать идеальным. Но не забывайте, что мы все индивидуальны,  одному вино может подойти, другой его может не понять.